January 13th, 2020

(no subject)

     В 1760 году на Марианвердерском полигоне российской действующей армии проводилось сравнительное тестирование разных типов орудий, поставленных к тому времени на вооружение полевой и полковой артиллерии.
Один из расчётов, в данном случае «полупудовой короткоствольной гоубицы», выполнял пункт программы, называемый "Стрельба гранатой в сруб на дистанции 320 метров". Оценивалось, сколько стенок пробьёт снаряд и где разорвётся.
Для корректного сравнения каждому типу орудий давалось только три попытки, результаты тщательно фиксировались.

Выстрел №1: граната недолётом хватила земли, срикошетила — промах.
Выстрел №2: недолёт, в сруб попадания нет.
Выстрел №3: промах на полтора градуса мимо сруба.

Расчёт вопросительно повернулся к пухнущему багровым приливом начальству:
— ?
— Ещё давайте, [далее непечатно].

Выстрел №4: граната хватила земли и рикошетом перелетела через сруб.

— Вы что творите, тут сам Глебов из Петербурга, каждый выстрел под запись, всё учитывается, [далее непечатно]!
Шушуканье; столичный инспектор, с нарочитой улыбочкой, даёт позволение стрелять ещё раз.

Выстрел №5: также на полтора градуса мимо сруба.

— Расчёт и гаубицу снять, [непечатно] нахуй, [непечатно] с испытаний, уберите их с глаз куда-нибудь.

Вот так мы лишились натурных результатов эксперимента с определённой моделью гаубицы, а также поняли, что точность артиллерийской стрельбы в фильме «Союз Спасения» сильно преувеличена.