Что почитать

Ваш покорный слуга выпускает альманах "Кружева и сталь", посвящённый разным аспектам эпохи Семилетней войны.

I. Первый он и есть первый, то есть блин сырой во всех отношениях.
Поэтому вашему вниманию он не предлагается.
В продаже его нет, в сети есть, но скачивать не советую.
Потому что то ценное, что в нём было, в расширенном и дополненном виде потихоньку перекочёвывает в следующие выпуски.
По-настоящему первым стал выпуск II.


   
    1 Обложка внешняя
II. Содержание
[Spoiler (click to open)]- Евровыезд Саши Прозоровского
- Примечательные места Семилетней войны в современном мире
- Некоторые катастрофы на море в Семилетнюю войну
- Журнал путешествия мичмана Никифора Полубояринова
- Величайшее техническое изобретение Семилетней войны
- Прогулка вокруг Лейтена

Авторская электронная версия доступна бесплатно для скачивания на "Рутрекере" или прямо на Яндекс-диске (138 мБ).

III. Содержание
[Spoiler (click to open)]- Померанская война. Военные усилия Швеции в Семилетней войне. Часть I
- Ночные битвы Семилетней войны
- Крепость Цигенхайн
- Вояж Венеры, поцелуй Омфалы
- Дополнение к списку потерь высшего командного состава
- Монетные системы Семилетней войны. Бранденбург-Ансбах и Бранденбург-Байройт
- Битва при Торгау

IV. Содержание
[Spoiler (click to open)]Специальный и полноцветный выпуск альманаха. В нём всего лишь одна статья - «Джошуа Рейнольдс и люди Семилетней войны».
По жанру этот выпуск является эссе, что значит "попытка, опыт, проба". Мне совершенно не хотелось просто дать сбоку от портрета биографическую справку (родился. женился и т.д.). "Опыт" заключается в попытке разговорить вереницу пыльных портретов малоизвестных нам людей, запечатлённых до, во время и глубоко после Семилетней войны. Каждый из помянутых в книге персон воевал или хотя бы присутствовал в нужном месте в драматических моментах той войны - вот о них и пойдет речь. Всего в книге задействовано 305 иллюстраций. Так как мы живём в реальном жестоком мире, чтобы уложиться под поставленную планку "не более 700 рублей", пришлось редуцировать нарративный аспект (т.е. урезать говорильню до минимума), прибегнув к картам, графикам и таблицам. Тираж продан.

V. Содержание
[Spoiler (click to open)]- Померанская война. Военные усилия Швеции в Семилетней войне. Продолжение, часть II.
- Воспоминания французского унтер-офицера о кампании 1758 года.
- Франкфурт-на-Майне и сражение при Бергене 13 апреля 1759 года.
- Мемельская операция 1757 года.
- Три точки зрения на курляндский вопрос.

VI. Содержание
[Spoiler (click to open)]- Померанская война. Военные усилия Швеции в Семилетней войне. Окончание.
- Мекленбург в Семилетнюю войну.
- Мемуары капитана Пикардийского полка Жака де Больё.

VII. Содержание
[Содержание]- Дневник путешествия астронома Лаланда в Лондон в 1763 году.
- Потери высшего командного состава всех армий Семилетней войны. Окончательный реестр.
- Переходы рекрутских партий к заграничной армии.
Тираж продан.


VIII. Содержание
В двух томах. Военная и политическая корреспонденция Фридриха II: более 1100 входящих/исходящих документов за 1756-й и 1757 годы.


Места продаж
[Spoiler (click to open)]
• Интернет-магазин «Кордегардия». www.kordegardia.ru
• Интернет-магазин «Комбук». http://www.combook.ru

Все магазины осуществляют отправку книг по РФ.
Иностранные пользователия могут написать мне в личку, я рассчитаю стоимость перевода и отправлю сам (по любой Европе примерно 900р.)

(no subject)

     В 1760 году на Марианвердерском полигоне российской действующей армии проводилось сравнительное тестирование разных типов орудий, поставленных к тому времени на вооружение полевой и полковой артиллерии.
Один из расчётов, в данном случае «полупудовой короткоствольной гоубицы», выполнял пункт программы, называемый "Стрельба гранатой в сруб на дистанции 320 метров". Оценивалось, сколько стенок пробьёт снаряд и где разорвётся.
Для корректного сравнения каждому типу орудий давалось только три попытки, результаты тщательно фиксировались.

Выстрел №1: граната недолётом хватила земли, срикошетила — промах.
Выстрел №2: недолёт, в сруб попадания нет.
Выстрел №3: промах на полтора градуса мимо сруба.

Расчёт вопросительно повернулся к пухнущему багровым приливом начальству:
— ?
— Ещё давайте, [далее непечатно].

Выстрел №4: граната хватила земли и рикошетом перелетела через сруб.

— Вы что творите, тут сам Глебов из Петербурга, каждый выстрел под запись, всё учитывается, [далее непечатно]!
Шушуканье; столичный инспектор, с нарочитой улыбочкой, даёт позволение стрелять ещё раз.

Выстрел №5: также на полтора градуса мимо сруба.

— Расчёт и гаубицу снять, [непечатно] нахуй, [непечатно] с испытаний, уберите их с глаз куда-нибудь.

Вот так мы лишились натурных результатов эксперимента с определённой моделью гаубицы, а также поняли, что точность артиллерийской стрельбы в фильме «Союз Спасения» сильно преувеличена.

эмперативы моркзизьмы 1917-41

2 1

Книжные новинки 2 0 1 9 года. Издавать современных русских историков мы, конечно, не будем. Идите нахуй. Ещё не весь Демьян Бедный переиздан. Это дичайше смешно, ворошить вот этот гумус (ну, для тех, кто в теме), однако, свои тысячу-две экземпляров неокомми в магазины-фаланстеры отгружают

А. В. Дмитриев "Русская регулярная армия в Сибири (1725—1796)"

1Книга открывается "Введением". Но внезапно, после пары никому не нужных общих слов об армиях и империях плавно начинается не ожидаемый обзор российского присутствия в Сибири до 1725 года (почему, собственно, этот год избран началом исследования), а рассмотрение ранее выпущенной литературы о российской армии XVIII века. Это вызывает подозрение, прежде всего, что мы имеем дело с напечатанной диссертацией (а это очень нехорошее, подленькое дело), ибо так принято структурировать научные работы на соискание, плюс тут сказано о первоисточниках и состоянии архивов. Обзор оказывается внезапно мощным, более 80 страниц, и несколько проливающим свет на взгляды ранее мне неизвестного автора. Так, например, Дм. Масловскому отказано в принадлежности к исторической науке "потому что он был офицером", но в то же время баламут Керсновский, работающий таксистом в Белграде, величается "военным историком-эмигрантом", делающим "выводы" и "указывающим на". Из советских помянуты непременный С.М.Троицкий, но полностью отсутствует профессор Коробков. Из современников есть только упоминание В. Пенского.
*   *   *


Сама работа делится на три сепаратные части, на отсеки.
Первая глава — структурные изменения воинских частей в указанное на обложке время и место. Автора ничего не интересует, кроме структурных изменений. Формирование, расформирование, слияние-поглощение, передислокация — вот это всё. Написано тяжёлым и водянистым (да, это странно, но вот бывает) слогом. Появление в условном "Иркуцке" одного батальона занимает страниц тридцать, начинаясь с цитируемой переписки коллегий и губернаторов на архаическом руссише, которую автор затем пересказывает своими словами. Действие происходит в вакууме и напоминает главы из учебника о теоретической физике: есть определенные частицы, которые под действием определенных сил занимают такие-то позиции и претерпевают такие-то трансформации. География Сибири нам, столичникам, известна плохо, Читу от Абакана отличаем нечётко, а что говорить о старинных посёлках, зачастую несуществующих ныне: а книга нисколечко нам тут не помогает, графикой-картами не снабжена, хотя автор сыпет названиями линий и укреплений, совершенно не вдаваясь в разъяснения,  г д е   э т о. Кому-то в кайф — чистая наука! — а мне, любителю прочувствовать военную географию ногами, противно и обидно. Помянут, например, некий "Крестовский шанец", ссылка 172. Так как книга издана дурно* ("Центр Гуманитарных Инициатив"), все ссылки и примечания скопом расположены за соответствующими главами. Найдя этот блок и продравшись сквозь сотню однородных ссылок типа:
"Гаврищук, "Очерки русской армии XVIII века" стр.15,
Там же стр.16,
Там же стр.17,
Там же стр.19...
доходим до 172-й и видим вместо указания положения объекта в современных административных реалиях примечание "Шанец — род полевого фортификационного укрепления". Сука блядь ёбаный рот! (извините, но в моих гонзо-обзорах эмоции читателя тоже важны). По используемой литературе видно, что сибирским линиям уделялось достаточно много внимания исследователями, но вы и поймите меня: все эти статейки "Новокузнецк, материалы конференции, 1998 г." найти трудно, а общедоступной работы у нас так и нет.

Покончив рассмотрение структуры русской армией за Уралом, после 1796 года автор как-то плавно приступает к пересказу ранее изложенного с года 1725-го. Я тут протёр глаза — эй, это же было! — а потом сообразил, что это просто из диссертации убрали шапку "выводы", а текст оных приклеили к основному. Надо сказать, что за присест мне удавалось побороть всего 3-4 страницы, поэтому повтор сказанного допустим, но и он не внёс окончательной ясности в дислокацию сибирских частей, упорядочивание материала явно не конёк автора. Вот, например, спросите меня, какие у пруссаков части стояли в Померании гарнизонами в мирное время. Я открываю файлик .jpg и слёту отвечаю: Пазевальк — 5-й драгунский (1721-1806), Бютов — 8-й гусарский (1746-1806) и т.д., подчеркнув, что Пазевальк это к западу от Одера, а Бютов — самый восточный город провинции. Не потому что я фанат этого вопроса, а просто люди постарались и сделали инфографику. Спросите теперь, сразу же после прочтения книги о Сибири, что у нас в XVIII веке стояло в Тобольске. Э... ммм... короче, придётся читать с первой страницы с карандашиком выписывая упоминания Тобольска (причем треть будет холостым выстрелом: хотели разместить N-ский батальон или команду, но потом, после годичной переписки, передумали). В общем, книге отчаянно недостаёт инфографики (а вот для диссера она неполезна, потому что сократит объём текста наполовину).
Где-то на второй сотне страниц читатель заметно скучнеет и в массе своей отваливается: ему становится понятно, что никакой романтики фронтира, никакой боевой работы войск, вообще никакого оживляжа тут не дадут. Русские солдаты и офицеры находились в Сибири с целью там находиться, периодически меняя наименование своей части, и совершать передислокации. Всё, больше ничего не освещается. Хотя неучастие в регулярных войнах совершенно не значит, что на сибирских фронтирах люди скучали.

*   *   *

Collapse )

надгробие Винтерфельдта

На берлинском клабище Военных Отставников (Invalidenfriedhof) есть одна могила, имеющая отношение к Семилетней войне.
Это воздвигнутое в столетие гибели надгробие прусского генерал-лейтенант Винтерфельдта, убитого в 1757 году в сражении при Мойсе (Силезия). Как гласит надпись, тело было перевезено из силезской деревни Пильграмсдорф, где остался скромный памятник (простой большой камень). И правильно сделали, потому что на референдуме 1921 года эта деревня вошла в состав Польши (это ладно), а с 1945-го в состав коммунистической ПНР, где прусские следы красноигиловцами вычищались с особой жестокостью.
_1430955 _1430960
_1430957

Из любопытного: в Пильграмсдорфе в 1780-х поселился и в 1791 году скончался отставной прусский генерал-лейтенант Карл фон Посадовский (из польско-силезской знати). Воевал младшим офицером в конном полку Гар-дю-Кор, был в 9 генеральных баталиях, закончил войну подполковником. Похоронен у алтаря церки, что там сейчас в Пильжмгровице — мне неизвестно.

Рядом с монументом семейное подхоронение Винтерфельдтов.
Особенно интересен последний, Курт ф. Винтерфельд, закончивший жизнь в 42 года в феврале 1945 года в Польше. По вермахтовским офицерам я искать не умею, может, кто подскажет о нём. Есть ощущение, что был уконтропуплен нашими где-нибудь в Бреслау.
_1430959
Кладбище просто чудесное, тихое, со скамеечками. Из известных мне фамилий отмечу Рихтгофена и рядом Мёльдерса.
Ну, выпил за всех липтона.

замок Течен

Совершил бросок Будапешт — Берлин, руководствуясь просто самыми низкими прямыми перелётами на указанные мною даты, и чтобы можно было захватить Чехию с целью потраты оставшихся с прошлой поездки 2.000 корунков (примерно 5.000р)
Посещение мест Семилетней войны не планировалось, хотя в глубокой ночи проезжал станцию Колин (где ещё не был).
Тем не менее, заскочил на четыре часа между поездами в Дечин (прежде немецкий Tetschen), где погулял вокруг большого замка, сыгравшего (далее из текста вы увидите, что, скорее, несыгравшего) определённую роль в кампании 1756 года.
Роль замка в событиях осени 1756 года лучше объяснить на принципиальной схеме.

Течен

  • Часть прусской армии с середины сентября блокирует саксонцев в неприступном лагере у Пирны, а другая часть по горной дороге выдвигается на юг к Ауссигу осуществлять дальнюю блокаду и противодействовать попыткам австрийцев прийти на помощь саксонцам кратчайшим путём.

  • Саксонцы, превосходя ожидания Фридриха, сдаваться упрямо не собираются и, похоже, обладают более значительными запасами пищи, чем предполагалось.

  • Корпус Кейта, напротив, за две недели выел-профуражировал всю местность и начал требовать поставки муки из дрезденского магазина. Но проход барж Эльбой блокирован саксонскими пушками, а по ужасной дороге телегами муку доставить очень сложно.

  • Ожидая, что саксонцы вот-вот сдадутся и река освободится, Фридрих обращает свой взор на Течен, который тоже может блокировать реку, пережимая речную, самую главную артерию снабжения. Замок этот ему знаком по прошлым годам, он неприступен. Единственное, это не замок-крепость с постоянным гарнизоном, а замок-резиденция.

  • Силы противника, его занимающие, пруссакам неизвестны.

  • Организуется операция по занятию этого пункта, который станет важным после капитуляции саксонцев.

  • Отряды Строцци и Манштейна входят в городок и рекогносцируют противника: "в замке около роты".

  • Устанавливаются две мортиры и гарнизону посылается ультиматум; австрицы сдаются через сутки, их оказывается всего около 70 человек, включая 15 инвалидов.

  • Дело в том, что австрийцам этот замок был неинтересен, они не планировали прорыв к саксонцам вдоль реки, а будут глубоко забирать гористее по восточной стороне Эльбы.

  • Фридрих облегчённо выдохнул и велел подорвать казематы и завалить колодец, чтобы вывести замок "из строя". Однако затем передумал и разместил там гарнизоном один батальон с двумя крупнокалиберными орудиями.

  • Через две недели, в ходе октябрьской австрийской операции по прорыву к подыхающим саксонцам подполковник Лаудон получил приказ прикрыть фланг и прощупать Течен.

  • За прошедшее время прусский гарнизон расслабился и когда ворвались лаудоновские, потерял много людей, шатающихся по пивным городка. Но гарнизон замка успел закрыть ворота.

  • В последующие годы замок поочередно занимали враждующие стороны, но без драматических эффектов.

Фото:
_1430923
Эльба и замок утренней октябрьской дымке. У него есть как бы боевая голова (скала с вырубленными бойницам под колокольней) и мирное тело (белые постройки в духе XVII века). Въезд в замок один, в противоположном от реки торце).

_1430930
Боевой фас замка, простреливающий Эльбу в упор.

1757 год месяц за месяцем

Январь,10.
Берлин.
Графу Финкенштейну.

Если случится так, что меня убьют, то необходимо, чтобы дела продолжили своё течение без малейшего изменения, не давая публике заметить, что они находятся уже в других руках. Также в этом случае необходимо ускорить принятие присяги и принесение оммажа как здесь, так и в Восточной Пруссии, и особенно в Силезии.
Если меня постигнет судьба быть взятым в плен, я запрещаю проявлять малейшую заботу о себе и выносить на обсуждение что-либо написанное мною из плена. Если такое несчастье со мной случится, то я желаю пожертвовать собой ради государства. Необходимо во всём повиноваться моему [старшему] брату, который, как и все министры и генералы, отвечает своей головой, что ни одна провинция не будет предложена врагу ради моего выкупа. В стремлении получить победу следует продолжать войну так, будто я никогда и не существовал на этом свете.

Февраль,19.
Дрезден.
Маркграфине Байройтской.

Вот стоит ли, моя дорогая сестрёнка, будучи озабоченной домашними скорбями, по-прежнему думать о моих делах? Хотя, по правде говоря, ничто так не украшает твоё доброе сердце, как принятая роль в отношении донимающих меня героических мытарств. Конечно, в моём возрасте стыдно возиться с четырьмя разъярёнными бабами, готовящими мне участь Орфея; но должно защищать себя и заставить их оставить меч и вернуться к прялке. Мы тут по-прежнему тихо живём в квартирах, с каждым днём крепчаем помаленьку и к концу этого месяца войдём в полную силу. Тем не менее, кампания не будет открыта до мая, да и тогда не всё сразу решится, только июнь прояснит нашу судьбу. И оставь все опасения, дорогуша, за мою персону: война забирает лучших — а такая серость, как я, всё переживёт.

Март,26.
Локвиц.
Фельдмаршалу Шверину.

Винтерфельдт прислал мне проект, наполненный множеством хороших идей; в ответ я накидал ему возражений, как будто я против оного, так что он должен попотеть, отражая мои аргументы. После чего я приму определённое решение, хотя уже заранее начал готовиться к делам, которые придется выполнить со своей стороны.
В этом деле всё зависит от соблюдения величайшей секретности, потому что малейшая утечка информации погубит всё. Я даже опасаюсь доверить это бумаге, поэтому посылаю полковника Платена, который устно введёт вас в курс дела; вы, без сомнения, поймёте, о чём идёт речь и к каким манёврам я тут готовлюсь. Когда будете писать мне на эту тему, заклинаю вас, для большей безопасности пишите только шифром.

Апрель,24.
Глинау.
Генерал-лейтенанту Брауншвейг-Беверну.

Поздравляю вас с прекрасной акцией, которую по праву можно назвать баталией в стиле лучших сражений Тюренна и принца Конде. Вы доказали, что я не ошибался в оказанном вам доверии. Теперь вы сами убедились, что когда берётесь за сложную задачу с упорством и хорошим настроением, то всё идёт хорошо. Офицерам и всем отличившимся передайте мою сердечную благодарность. Произвожу Цастрова из полка Норманна в майоры, а полк Генриха получает гренадерский поход. У меня здесь много дел, поэтому больше не могу писать, Притвиц расскажет вам всё.

Май,19.
лагерь под Прагой.
Фельдмаршалу Кейту.

Принц Мориц проинформировал меня о месте, которое вы выбрали для размещения своей артиллерии. Я очень доволен, мой дорогой маршал, тем более, что оно выглядит более защищённым, чем другие. Мы тут всего 50 солдатами батальона Ле Нобля выгнали всех пандур, что сидели в виноградниках напротив того места, где мы сегодня вечером начнём возводить батареи. Эти люди совсем пали духом, и я вас уверяю, что никогда бы не подумал, что их настрой пал так низко. Может быть, наши бомбы унесут нас дальше, чем можно ожидать… У меня боеприпасов на семь дней и ночей безостановочной бомбардировки.
Письмо маршала Броуна предельно политесно и отличается от того стиля, каким он писал вам, когда мы были в Саксонии. Леопольд Даун вчера ночью удалился в Часлау. Он пойдёт к границам Моравии, следовательно, не будет препятствовать нашему прогрессу.
P. S.
Изучая письмо маршала Броуна, я обнаружил, что его подпись как-то изменилась и вообще дурно прописана, так что, полагаю, он ранен тяжелее, чем считается.

Июнь,25.
Мельник.
Маркграфине Байройтской.

После катастрофы 18-го числа у меня не остаётся иных шансов, кроме как попытаться заключить мир с помощью Франции. Я прошу тебя заявить мсье Фолару, что ты полностью уверена в моей готовности с радостью согласиться на посредничество Франции; что я питаю надежду на сохранение хотя бы частицы прежней дружбы по отношению к её прежнему союзнику. Скажи ему, что я попросил только узнать, чего бы французы хотели от меня, потому что — хотя я и не нахожусь в отчаянном положении — благом для Германии было бы предотвратить дальнейшее кровопролитие. Уверь Фолара, что условия мира нам будет легко согласовать; проси его дать быстрый ответ, упомянув, что тебе известно о том, что австрийцы предложили мне условия, под которыми я никогда не смогу подписаться, и что я не желаю и не ожидаю мира, кроме как при посредстве Франции.
Вот пока всё, что позволяет написать время, дорогая моя, я полностью полагаюсь на тебя и прошу действовать срочно, потому что времени терять уже нельзя. Я думаю, что если ты припустишь несколько лестных оборотов в адрес маршала Бель-Иля, то это возымеет очень хороший эффект.
Collapse )

Корреспонденция Фридриха II: год 1757-й

Кружева и сталь обложка внешняя    Данная печатная рукопись является самым наилогичнейшим, бесстыковым продолжением VIII выпуска нашего альманаха, поэтому ей присваивается название «том второй». Каких-то принципиальных изменений в методике работы с текстом не произошло, поэтому предисловие получится очень коротким. Отметим лишь уменьшение выбранной для перевода объёма фридриховской корреспонденции на 27 процентов (559.000 знаков против 769.000 за 1756 год).
Это вызвано несколькими причинами.
Во-первых, период с апреля по декабрь 1757 года король провёл в походе, что не способствовало писанию обширных посланий.
Во-вторых, с генералитетом и старшими офицерами в полевых условиях Фридрих переписывался на немецкой мове (иначе этот корявый диалект не назовёшь).
В-третьих, Пруссия оказалась в дипломатической изоляции:
● в 1756 году покинул Вену Клинггреффен;
● дрезденский Мальзан естественным образом потерял работу месяцем позже;
● в 1757 году французы отозвали своего посла, и Фридрих был вынужден ответить тем же;
● в середине года британский посланник Вильямс Петербург покинул, а на смену ему до конца года так никто и не приехал;
● и наконец, за несколько дней до начала военных действий из Стокгольма отзывается мсье Сольмс, а переписка с королевой становится предельно сдержанной;
● в Константинополе прусский дипломат так и не появился, это дело будущего.
Таким образом, переписка с дипломатами, занявшая столь внушительный объём в 1756 году, значительно сократилась. Причём я бы добавил, что и усохла: с голландцами всё стало понятно, их в войну не втянуть, а сидящий в Лондоне Мишель ничего интересного не писал, равно как король ему.
В военном круге корреспондентов смерть на поле боя вырвала маршала Шверина и генерала Винтерфельдта, а герцог Беверн попал в плен.
Из получивших прибавление объёма знаков персон отметим Вильгельмину Байройтскую, ставшую неофициальным прусским дипломатом и душевной отдушиной короля, а также появление на сцене принца Генриха, так как старший брат Август не оправдал надежд и пришлось в срочном порядке делать полководца из следующего по старшинству Гогенцоллерна.
Величина sample rate, показывающая точность дискретизации отсчётами-письмами аналогового процесса протекания жизни, составила 490 (в 1756 году — 615). Особенно большие лакуны пришлись на периоды обострения на фронтах, когда Фридрих целыми днями не писал или давал указания на немецком.
Тираж 125 экземпляров.

Продаётся, как обычно, можно в Комбуке (доступны также выпуски III, V и VI) и Кордегардии.